Является ли коронавирус COVID-19 форс-мажором?

1 Марта 2020

Что такое коронавирус?

Коронавирусы представляют собой группу вирусов, которые вызывают воспалительное заболевание органов дыхания у человека, в виде гриппоподобных или более тяжелых заболеваний, таких как SARS (Severe Acute Respiratory Syndrome – SARS-CoV) - атипичная пневмония, первый случай заболевания которой был зарегистрирован в ноябре 2002 года в китайской провинции Гуандун; далее, MERS (Middle East Respiratory Syndrome – MERS-CoV), который впервые был зафиксирован в Саудовской Аравии в 2012 году; и, наконец, COVID-19, появившийся в провинции Ухань в конце 2019 года.

SARS-CoV

C ноября 2002 года, вирус САРС в течение двух месяцев распространился из континентального Китая на Гонконг и Вьетнам, а далее продолжил распространяться вплоть до июня 2003 года, когда был зафиксирован последний случай заражения. Случаи заражения вирусом были также зафиксированы в Торонто (Канада), Тайване и Сингапуре. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), всего было отмечено 8.437 случаев заболевания, из которых 813 закончились летальным исходом (около 9 % пациентов с подтверждённым диагнозом SARS). При этом, у инфицированных старше 50 лет смертность достигала 50%.

После того, как эпидемия SARS сошла на нет в июле 2003 года, заболевания вирусом были зафиксированы еще четыре раза – в результате ошибок в лабораторных экспериментах в Сингапуре, Тайване и единожды естественным путем в южном Китае. По оценке ВОЗ, даже в пиковые периоды 2003 года, риск передачи вируса между людьми был достаточно низким. Помимо этого, активная фаза заболеваемости была достаточно кратковременной и распространение вируса прекратилось.

MERS-CoV

Вспышка вируса была зафиксирована в Саудовской Аравии осенью 2012 года и постепенно распространилась на 23 страны Саудовскую Аравию, Йемен, Объединённые Арабские Эмираты, Францию, Германию, Италию, Грецию, Тунис, Египет, Малайзию, Таиланд и Южную Корею. По состоянию на 31 мая 2015 года было зафиксировано 1.154 случаев заболевания и по меньшей мере 431 случаев летального исхода (смертность 37%). К моменту окончания активной фазы заражения на Ближнем Востоке, 20 мая 2015 года произошла новая вспышка заболевания, теперь уже в Южной Корее. Заражение распространилось от корейца, который вернулся из поездки в страны Ближнего Востока. 20 июля 2015 года правительство Южной Кореи сообщило об окончании эпидемии. Между тем, за этот короткий период, число инфицированных составило 182 человека и 33 случаев летальных исхода (смертность 18%).

Случаи заболевания MERS-CoV периодически возникают, последние три случая были зафиксированы в Катаре в декабре 2019 года. По оценкам ВОЗ, вирус имеет высокую степень опасности и смертности.

Также, как и в случае с вирусом SARS, ситуация была взята под контроль в достаточно короткие сроки и глобальной эпидемии не произошло.

COVID-19

31 декабря 2019 года Китай проинформировал Всемирную организацию здравоохранения о вспышке в провинции Ухань нового типа коронавируса, который быстро распространялся и имел более высокий процент летальных исходов, чем известные современности коронавирусы.

Вирус начал распространяться за пределы континентального Китая, и к началу марта 2020 проявился на всех континентах, кроме Антарктиды. Всего в мире зарегестрировано более 95.000 случаев заражения коронавирусом и около 3.200 случаев летального исхода (смертность 3,3%).

ВОЗ присвоила вирусу высокий статус глобальной опасности («very high») и отмечает ежедневный рост числа случаев заболевания вирусом.

dinamics.png

График: ВОЗ

Следует отметить, что коронавирус пока не достиг уровня пандемии, то есть нет распространения заболевания в глобальном масштабе. Принимая во внимание предыдущий опыт противодействия вирусам SARS и MERS, в итоге ситуация будет взята под контроль - будут разработаны средства профилактики и противодействия заболеваемости коронавирусом, и постепенно произойдет спад заболеваемости. Таким образом, следует исходить из временного характера затруднений в исполнении контрактов. Вопрос лишь как долго будут длиться ограничительные административные меры, и какие сроки следует предусмотреть в контрактах в плане исполнения обязательств.

Правовые последствия коронавируса COVID-19

Быстрое распространение вируса по планете, повсеместное введение ограничений на транспортное сообщение и заявления правительств и ВОЗ о наличии высокой угрозы здоровью населения в глобальном масштабе, оказали серьезное влияние на международный бизнес. Компании из Юго-Восточной Азии, прежде всего из Китая, начали сокращать или вовсе приостанавливать производственную деятельность и отгрузку товаров, что неминуемо повлекло нарушение контрактных обязательств.

Чтобы по возможности смягчить негативные последствия для китайского бизнеса, правительство Китая обязало отраслевые ассоциации в области машиностроения, недропользования, производства медицинского оборудования, текстиля, химической промышленности и других, обеспечить своих членов юридической поддержкой и проинформировать о необходимости обращения в CCPIT за сертификатами о форс мажоре. К началу марта 2020 Совет по содействию международной торговли Китая (CCPIT) выдал более 4.500 сертификатов о форс мажоре китайским компаниям из 30 секторов экономики по контрактам на общую сумму более 40 млрд $. Ниже приведена диаграмма выданных сертификатов CCPIT с разбивкой по секторам экономики.

Sectors.png

Сертификат представляет собой документ, в котором сообщается, что в соответствии с постановлением правительства той или иной провинции приостанавливается деятельность компаний до указанной даты и времени. Например, в провинции Хебей выдается сертификат следующего содержания «This is to certify that: According to “the notice of the General Office of the People’s Government of Hebei Province on the postpone of production recovery of companies” on January 30, 2020, the companies within the administrative area of Hebei Province are forbidden to recover production before 24:00 February 9, 2020. The matter is true.»

Hebei CCPIT certificate.png


При этом, в разных првинциях отделения CCPIT выдают сертификаты разного содержания и с отличными временными ограничениями. Таким образом, скорее следует говорить не о самом коронавирусе, как непреодолимом препятствии на пути исполнения контрактов, а скорее об административных ограничениях, в результате которых краткосрочно приостанавливается работа компаний в рамках определенного региона.

Помимо этого, следует отметить и встречные ограничения странами-реципиентами китайских товаров и услуг. В ряде стран (например, Россия, Великобритания, Германия, Вьетнам) полностью или частично приостановлено авиасообщение с Китаем и иными странами, в которых зафиксирована вспышка заболеваемости коронавирусом. См список стран и авиакомпаний, приостановивших авиасообщение с Китаем. В Израиле, пассажиры, прибывшие в том числе из ряда европейских стран, подлежат самоизоляции (карантину) в течение 14 дней. Не исключено, что аналогичные меры могут быть приняты и другими странами. Следовательно, правовые запреты органов государственной власти в разных странах (не в Китае) также могут создать временные препятствия для перемещения товаров и услуг, и должны приниматься во внимание при правовой оценке контрактных обязательств.

Что такое форс мажор?

Форс-мажор представляет собой непреодолимое обстоятельство, независящее от воли сторон, ведущее к невозможности исполнения договорных обязательств. В российском законодательстве концепция форс-мажора закреплена в пункте 3 статьи 401 ГК и допускает освобождение от ответственности если «надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств».

К договорам международной купли-продажи между российскими и китайскими компаниями нередко применяется Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венская конвенция 1980 года, CISG), если применение CISG прямо не исключено соглашением сторон.

Статья 79 (1) CISG устанавливает, что «Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий». При этом, сторона, которая не исполняет свои обязательства с сылкой на форс-мажор, должна направить извещение другой стороне о существовании непреодолимой силы, и ее влиянии на способность стороны осуществить исполнение по контракту. Если это извещение не получено другой стороной в течение разумного срока после того, как об этом препятствии стало или должно было стать известно неисполняющей свое обязательство стороне, эта последняя сторона несет ответственность за убытки, являющиеся результатом того, что такое извещение получено не было.

Таким образом, для того, чтобы то или иное обстоятельство можно было считать форс-мажором для сторон, необходимо наличие следующих элементов:

1.      обстоятельство нельзя было разумно ожидать при заключении договора;

2.      вызвано препятствием вне контроля сторон;

3.      при наступлении обстоятельства, сторона не могла его преодолеть, прилагая разумные усилия;

4.      сторона, ссылающаяся на обстоятельства непреодолимой силы, проинформировала другую сторону в течение разумного срока о невозможности исполнить свои обязательства.

Является ли эпидемия коронавируса форс-мажором?

Ответ на данный вопрос возможно дать лишь применительно к обстоятельствам конкретного договора. Базовым тестом здесь послужат четыре описанных выше элемента. Если какой-либо один из указанных элементов не соблюден или не присутствует, то говорить о форс-мажоре не приходится.

Например, если контракт был заключен после 31 декабря 2019 года, то есть после того, как Правительство КНР уведомило ВОЗ о вспышке заболевания, поставщик из Китая едва ли может ссылаться на непредвиденность наступления чрезвычайного обстоятельства.

Далее, является ли вспышка коронавируса реальным препятствием для исполнения договора, и находится ли такое препятствие вне контроля сторон? Вновь, все зависит от конкретных обстоятельств дела. Возможно, что на момент приостановления работы предприятия в конкретной провинции КНР, товар уже был произведен и административные ограничения, направленные на приостановление производства, не препятствовали отгрузке уже произведенного товара. Помимо этого, как было отмечено выше, правительства не всех провинций Китая ввели ограничения на работу компаний в указанный период времени. Вместе с тем, даже если  товар производится в провинции, где запреты не введены, однако транспортировка или складирование осуществляется через провинцию, в которой введен карантин, то можно говорить о существовании фактического препятствия, которое находится вне контроля сторон. Тем не менее, сторона должна доказать, что у нее не было альтернативного пути доставки товара покупателю, пусть даже и влекущее увеличение себестоимости.

Аналогично, сторона должна доказать, что не могла преодолеть обстоятельства, прилагая разумные усилия, для исполнения договора. Например, поставить товар со своих складов в других странах. То есть, в каждом конкретном случае необходимо установить наличие каждого из элементов форс-мажора, применительно к фактическим обстоятельствам дела.

Следует также учитывать временный характер эпидемиологической ситуации. В случае с предыдущими вспышками коронавирусов, ситуации были взяты под контроль в течение нескольких месяцев.  

Помимо описанных выше элементов, следует учитывать и положения контракта, который может устанавливать дополнительные элементы форс-мажора, предусматривать сроки действия непреодолимой силы, дополнительное ограничение ответственности и распределение рисков между сторонами в случае наступления обстоятельств непреодолимой силы.

В настоящее время, положения контрактов о форс-мажоре перестали быть неким типовым и малозначимым условием, которое стороны обычно обходят своим вниманием. С учетом возрастающих факторов риска локальных конфликтов, беспорядков и забастовок, экономических санкций, пандемий и природных явлений, рекомендуется тщательно подходить к разработке договорных положений о форс-мажоре, с целью минимизировать правовые риски.