Ущерб от столкновения космических объектов

Началом космической эры человечества считается 4 октября 1957 года, когда СССР запустил на орбиту первый космический аппарат «Простейший Спутник-1» (ПС-1) на ракете-носителе «Спутник», созданной на базе межконтинентальной баллистической ракеты «Р-7». С тех пор было произведено около 6 020 успешных запусков ракет, которые вывели на разные орбиты Земли около 10 680 космических аппаратов, 6 250 из которых по-прежнему находятся в космосе и лишь 3 300 из них функционируют. Помимо этого, в космическом пространстве зарегистрировано более 28 000 объектов космического мусора, которые каталогизированы и находятся под постоянным наблюдением, а по математическим расчетам общее число неучтенных объектов космического мусора от 1 мм до 10 см составляет около 129 миллионов единиц с общей массой более 9 200 тонн. Проблема космического мусора и обломков ежегодно усугубляется и может привести к так называемому «эффекту Кесслера»[1], когда космический мусор приводит к полной непригодности ближнего космоса для практического использования. Согласно расчетам НАСА уже с 2007 года объем скопившегося мусора на низкой околоземной орбите достаточен для наступления эффекту Кесслера и далее, в среднем каждые пять лет начнут происходить крупные столкновения, что приведет к лавинообразному возникновению еще большего объема мусора, столкновениям в космосе и падением обломков на Землю.    

Уже после первых запусков ракет стало понятно, что космические объекты как при запуске, так и при возвращении на землю могут представлять опасность для людей, окружающей среды и имущества. Закономерно, что с расширением числа национальных космических программ в начале 1960-х годах и, как следствие, увеличением числа комических пусков, участились и случаи падения на Землю космических объектов. Проблема нарастала и требовала международно-правового регулирования. В этой связи в 1963 году рабочая группа при ООН начала разрабатывать проект Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами («Конвенция»), который был одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1971 года. По состоянию на 1 января 2020 года Конвенцию ратифицировали 98 государств, и еще 23 государства подписали или продекларировали распространение на себя действия Конвенции.     

Пока разрабатывали Конвенцию, космические объекты продолжали регулярно падать на Землю, но из-за отсутствия правовой базы вопрос компенсации вреда не имел стандартного решения. Как правило, обломки космических аппаратов просто возвращали соответствующей стране в рамках статьи 5(3) Соглашения о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство 1967 года.[2] Единственную компенсацию, которую можно было потребовать у запускающего государства, это расходы, понесенные при выполнении обязательств по обнаружению и возвращению космического объекта или его составных частей. Интересно, что в подготовительных материалах к Конвенции содержится письмо от представителя США, который информирует Комитет о мирном использовании космического пространства о факте падения четырех обломков советского аппарата на территорию Техаса, Оклахомы и Канзаса и возврате его в СССР в сентябре 1970 года.[3]

СОДЕРЖАНИЕ КОНВЕНЦИИ

Общие положения и термины

Конвенция разрабатывалась в единой парадигме с другими международными договорами в области космической деятельности, поэтому она опирается на универсальные принципы, имеет внутренние отсылки к другим документам и оперирует единой терминологией в области космического права. Помимо этого, в статье I разработчиками введены такие термины как:

а) «ущерб» означает лишение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья; либо уничтожение или повреждение имущества государств, либо физических или юридических лиц или имущества международных межправительственных организаций. В дополнение статья XII поясняет, что размер ущерба определяется в соответствии с международным правом и принципами справедливости, с тем чтобы обеспечить возмещение ущерба, восстанавливающее физическому или юридическому лицу, государству или международной организации, от имени которых предъявляется претензия, положение, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен;

b) «запуск» включает как успешный запуск, так и попытку запуска;

c) «запускающее государство» означает:

i) государство, которое осуществляет или организует запуск космического объекта,

ii) государство, с территории или установок которого осуществляется запуск космического объекта;

d) «космический объект» включает составные части космического объекта, а также средство его доставки и его части.

Таким образом, Конвенция устанавливает кто является субъектом нанесения ущерба («запускающее государство»), объект, который может нанести ущерб («космический объект»), действие, в результате которого может наступить вред здоровью и имуществу третьих лиц («запуск») и негативный результат такого действия («ущерб»).

Распределение ответственности за ущерб

Конвенция устанавливает несколько видов ответственности за ущерб: абсолютную (Статьи II и VI); условную (Статья III); и солидарную абсолютную (Статья IV(1)(a) и солидарную условную (Статья IV(1)(b).

Абсолютная ответственность запускающего государства за причиненный ущерб на поверхности Земли или воздушному судну в полете возникает без необходимости установления вины запускающего государства (Статья II). Ограничение ответственности запускающего государства допускается лишь в том случае, если оно докажет, что ущерб явился полностью или частично результатом грубой небрежности либо действия или бездействия со стороны государства-истца, либо физических или юридических лиц, которых оно представляет, совершенных с намерением нанести ущерб. В качестве примера, если государство-истец, будучи уведомленной о возможном падении обломков космического аппарата, не установило режим бесполётной зоны на соответствующей территории, либо не эвакуировало людей в зоне падения обломков, хотя располагала временем и ресурсами для эвакуации (Статья VI). Тем не менее, никакого освобождения не предоставляется в случаях, когда ущерб явился результатом деятельности запускающего государства, которая не соответствует международному праву, включая, в частности, Устав Организации Объединенных Наций и Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (Статья VI). Примером может служить запуск космических аппаратов, не направленных на мирное освоение космоса и небесных тел.

Условная ответственность состоит в том, что если ущерб причиняется космическим объектом запускающего государства А, космическому объекту запускающего государства Б, либо лицам или имуществу на борту такого космического объекта (кроме вреда на поверхности Земли), то государство А несет ответственность только если ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает (Статья III). Данное положение Конвенции исходит из того, что государствам следует осуществлять космическую деятельность с должной осмотрительностью, или как сказано в Преамбуле к Конвенции, со всеми «мерами предосторожности» а, следовательно, они понимают, что «эти объекты могут иногда причинять ущерб». Поэтому компенсация ущерба допускается только при установлении вины соответствующей стороны.

Солидарная ответственность предусмотрена в случаях, когда:

(i)               в результате вредоносного взаимодействия космических объектов двух запускающих государств, причиняется ущерб третьему государству либо его физическим или юридическим лицам (Статья IV(1)); или

(ii)              когда два государства или более совместно производят запуск космического объекта, в том числе, если одно государство запускает, а второе предоставляет свою территорию для запуска космического объекта (Статья V(1)).

Как было отмечено, солидарная ответственность делится на два вида:

(a)    если ущерб причинен несколькими государствами третьему государству на поверхности Земли или воздушному судну в полете – так называемая абсолютная солидарная (Статья IV(1)(a)). Напомним, что при абсолютной ответственности не требуется доказывания вины нарушителя, но возможным элементом защиты является наличие грубой небрежности либо действия или бездействия со стороны государства-истца, совершенных с намерением нанести ущерб; и

(b)   если ущерб причинен космическому объекту третьего государства либо лицам или имуществу на борту такого космического объекта в любом месте, помимо поверхности Земли – так называемая условная солидарная ответственность (Статья IV(1)(b)). Напомним, что условная ответственность определяется на основании вины любого из первых двух государств или на основании вины лиц, за которых отвечает любое из этих двух государств.

Во всех случаях солидарной ответственности, бремя компенсации за ущерб распределяется между двумя первыми государствами соразмерно степени их вины. Если степень вины каждого из этих государств установить невозможно, то бремя компенсации за ущерб распределяется между ними поровну. Такое распределение не затрагивает права третьего государства требовать всей компенсации за ущерб от любого из запускающих государств или всех запускающих государств, которые несут солидарную ответственность (Статья IV(2)).

При солидарной ответственности, запускающее государство, которое выплатило компенсацию за ущерб, имеет право регрессного требования к остальным участникам совместного запуска. Участники совместного запуска могут заключать соглашения о распределении между собой финансовых обязательств, по которым они несут солидарную ответственность. Статьей XIII Конвенции допускается возможность заключения дополнительных межгосударственных соглашений, подтверждающих, дополняющих или расширяющих ее положения. Такие соглашения не затрагивают права государства, которому причинен ущерб, требовать всей компенсации за ущерб на основании настоящей Конвенции от любого из запускающих государств или всех запускающих государств, которые несут солидарную ответственность.

Примером такого соглашения между государством, которое предоставляет свою территорию и государством, запускающим космические аппараты, является Договор аренды комплекса «Байконур» между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан[4], который регулирует данный вопрос. Статья 8.4 (г) следующим образом распределяет ответственность за нанесение ущерба:

«в случае нанесения ущерба, связанного с деятельностью космодрома «Байконур» при выполнении российских космических программ, Россия несет ответственность как запускающее государство в соответствии с Конвенцией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, от 29 марта 1972 года. При этом Республика Казахстан не рассматривается в качестве участника совместного запуска либо запускающего государства.

В случае, когда запуск космического объекта осуществляется Россией совместно с Республикой Казахстан, ответственность за ущерб определяется статьей V указанной Конвенции.

В случае, когда запуск космического объекта осуществляется Россией совместно с иными странами, эти страны несут солидарную ответственность за любой причиненный ущерб в соответствии с упомянутой Конвенцией. При этом Республика Казахстан не рассматривается в качестве участника совместного запуска либо запускающего государства».

Лица, которым может быть причинен ущерб

Конвенция четко определила круг лиц, которым может быть нанесен ущерб запускающим государством – это третье государство, которому причинен ущерб, либо физические или юридические лица, находящиеся на его территории (граждане, резиденты или временно находящиеся на его территории лица). Под исключение Конвенции не подпадают граждане самого запускающего государства и иностранные граждане в то время, когда они участвуют в операциях, связанных с космическим объектом, со времени его запуска или на любой последующей стадии вплоть до его спуска, или в то время, когда они находятся по приглашению этого запускающего государства в непосредственной близости от района запланированного запуска или возвращения объекта. В данном случае компенсации осуществляются в рамках договорных отношений или внутреннего законодательства запускающего государства, а не в рамках Конвенции.  

Следует обратить внимание на то, что, согласно Конвенции, механизм компенсации ущерба действует на межгосударственном уровне, и физические и юридические лица не вправе предъявлять требования в рамках Конвенции (Статья VIII). Следовательно, если государством А нанесен ущерб физическому или юридическому лицу (а не непосредственно запускающему государству Б), то спор о компенсации ущерба частной компании разрешается на межгосударственном уровне через (i) государство «гражданства потерпевшей стороны», (ii) государство на территории которого причинен ущерб любому физическому или юридическому лицу, либо (iii) государство, на котором постоянно проживает лицо, которому причинен ущерб.

Аналогично, если ущерб причинен юридическим лицом, запустившим частный космический объект с территории государства, то требования в рамках Конвенции все равно должны предъявляться к государству, с чьей территории запущен объект. Запускающее государство, в свою очередь, вправе предъявить в рамках своего внутреннего законодательства регрессные требования к такой компании (или страховщику) для компенсации той суммы ущерба, который был выплачен третьему государству в рамках Конвенции.

Механизм разрешения требований о компенсации ущерба

Претензия о компенсации за ущерб предъявляется запускающему государству по дипломатическим каналам. Если государство не поддерживает дипломатических отношений с соответствующим запускающим государством, оно может обратиться к другому государству с просьбой предъявить его претензию этому запускающему государству или каким-либо иным образом представлять его интересы на основании настоящей Конвенции. Оно может также предъявить претензию через Генерального секретаря ООН при условии, что как государство-истец, так и запускающее государство являются членами ООН (Статья IX).

Общий срок исковой давности по Конвенции составляет 1 год с даты причинения ущерба или установления запускающего государства, которое несет ответственность за ущерб (Статья X). Например, нередко требуется время для установления принадлежности упавших обломков, как в случае с советским спутником с ядерной установкой, упавший на территорию Канады в 1978 году, который с трудом идентифицировали по обрывкам кириллической маркировки на деталях.

Далее, в случае если полный размер ущерба не известен, то государство-истец имеет право пересмотреть претензию и представить дополнительную документацию по истечении таких сроков, но не позднее одного года после того, как стал известен полный объем ущерба.

Согласно статье XI Конвенции, для предъявления запускающему государству претензии о компенсации за ущерб на основании Конвенции не требуется, чтобы государство-истец либо физические или юридические лица, которых оно представляет, предварительно исчерпали местные средства удовлетворения претензии, которые могут иметься в их распоряжении. Более того, государство, физическое или юридическое лицо, которым причинен ущерб, вправе требовать возмещения ущерба через государственные суды или органы исполнительной власти запускающего государства. Во избежание «двойной компенсации» государство не имеет права предъявлять на основании Конвенции претензию о возмещении того же ущерба, в отношении которого возбужден иск в судах либо в административных трибуналах или органах запускающего государства или же на основании другого международного соглашения, обязательного для заинтересованных государств.

Если урегулирование претензии не достигнуто путем дипломатических переговоров в течение одного года с даты, когда государство-истец уведомляет запускающее государство, что оно представило документацию по своей претензии, заинтересованные стороны создают по требованию любой из сторон Комиссию по рассмотрению претензий. Комиссия по рассмотрению претензий состоит из трех членов: по одному члену назначается каждой стороной в двухмесячный срок с даты предъявления требования о создании Комиссии. Выступающие совместно государства-истцы коллективно назначают одного члена Комиссии. Председатель, выбирается совместно двумя сторонами. Если в течение четырех месяцев с даты предъявления требования о создании Комиссии стороны не достигли согласия относительно выбора председателя, любая из сторон может обратиться к Генеральному секретарю ООН с просьбой назначить председателя в течение последующего двухмесячного периода. Если сторона не назначает своего члена Комиссии, то председатель по просьбе другой стороны выступает в качестве единоличного члена Комиссии.

Комиссия должна вынести мотивированное решение, которое является окончательным и обязательным, если об этом была достигнута договоренность между сторонами. В ином случае Комиссия выносит окончательное определение рекомендательного характера. Как правило, расходы распределяются в равных долях между сторонами.

Решение или определение выносится в кратчайший возможный срок и не позднее, чем через год с даты ее создания, но срок может быть продлен в случае необходимости. Для публикации решения или определения заверенная копия передается каждой из сторон и Генеральному Секретарю ООН.

Примеры споров по Конвенции

Дело о падении спутника «Cosmos 954» на Канаду (1978)

В сентябре 1977 года СССР запустил спутник, о чем уведомил Генерального секретаря ООН.[5] Однако 24 января 1978 года спутник сошел с орбиты, вошел в плотные слои атмосферы, где частично разрушился и обломки упали на территории Канады. По сообщению Посольства СССР в Канаде спутник нес на себе ядерный реактор на изотопах уран-235. Посольство сообщило, что по расчетам инженеров спутник должен был сгореть в плотных слоях атмосферы, а его незначительные останки могли упасть в районе Алеутских островов. СССР выразило готовность направить в Канаду своих специалистов для ликвидации последствий падения спутника.

Канадское правительство самостоятельно предприняло операцию по поиску, удалению обломков спутника и обеззараживанию поверхности, о чем уведомило Генерального секретаря ООН.[6] Расходы на ликвидацию последствий составили около 14 млн канадских долларов, из которых лишь около 6 млн канадских долларов были включены в требования Канады к СССР в рамках статьи II Конвенции, предусматривающей абсолютную ответственность.

Результатом дипломатических переговоров стало подписание 2 апреля 1981 года в Москве протокола о заключении мирового соглашения. Протокол был подписан Послом Канады в СССР и заместителем министра иностранных дел СССР и предусматривал урегулирование канадских требований и компенсацию 3 млн канадских долларов.

Столкновение спутников Iridium 33 и Cosmos 2251 над Сибирью (2009)

Другим хрестоматийным примером является столкновение 10 февраля 2009 года на высоте 785 км над Сибирью спутников Iridium 33 и Cosmos 2251.

Cosmos 2251 был запущен с космодрома в Плесецке в 1993 году ракетой семейства «Протон» и использовался российскими военными для телекоммуникационных целей. Предположительно уже в 1995 году Cosmos 2251 перестал функционировать и над ним был потерян контроль. Iridium 33 был запущен с космодрома «Байконур» в 1997 году ракетой «Протон», формально принадлежал частной компании Iridium LLC, но предположительно обеспечивал канал связи военному ведомству США. О запуске обоих спутников была уведомлена ООН.

Столкновение этих спутников обнажило недостатки Конвенции. Во-первых, поскольку оба спутника были запущены с территорий, подконтрольных России и российскими же ракетами Протон, запускающим государством была Россия, что формально влекло к совпадению истца и ответчика в одном лице (статья III). Во-вторых, как отмечалось в комментарии к Конвенции, юридические лица могут рассчитывать на компенсацию ущерба, но должны действовать через государство, резидентами которого они являются, либо могут обратиться в судебные органы запускающего государства. Таким образом, для разрешения спора на межгосударственном уровне требовалось участие официальных органов США, которые, по всей видимости, решили не «светить» свой спутник. В-третьих, сценарий столкновения аппаратов в космосе предполагает установление вины в рамках статьи III Конвенции («несет ответственность только в случае, когда ущерб причинен по его вине…»). Поскольку на момент столкновения в 2009, Cosmos 2251 уже 14 лет находился без управления, траекторию движения мог поменять только работающий Iridium 33. Следовательно, именно Iridium 33 мог избежать столкновения и именно его вина могла бы усматриваться в случившемся. Одновременно, к 2009 году выбывший из строя Cosmos 2251 вероятно не представлял какой-либо ценности, а равно столкновением не было нанесено ущерба российскому спутнику. В результате, ни одна из сторон не предъявила другой каких-либо требований о возмещении ущерба в рамках Конвенции.

Здесь следует отметить, что в 2007 году межгосударственная организация Inter-Agency Space Debris Coordination Committee (IADC), выпустила рекомендации по уменьшению объемов космического мусора. В частности, рекомендации предлагают закладывать в программу полета космических аппаратов стадию утилизации, то есть увод отработавших космических аппаратов и орбитальных ступеней ракет-носителей из районов, плотно загруженных функционирующими космическими аппаратами (декапирование, сведение с обриты, либо изменение на менее загруженную орбиту и уничтожение).[7] Хотя данный документ имеет рекомендательный характер, теоретически он расширяет перечень действий, которые могут повлечь негативные последствия. В частности, «неубранный за собой мусор», причинивший ущерб, также может оказаться «виновным» действием.

Заключение

Конвенция является важной частью системы международного правового регулирования космической деятельности. Несмотря на то, что из-под регулирования Конвенции выпадают некоторые сферы, например вопросы компенсации ущерба, причиненного частными запускающими компаниями, она является краеугольным камнем международного космического публичного права. Как видно, пробелы международного частноправового регулирования активно заполняются нормами мягкого права (например, рекомендации IADS), общепризнанными принципами и обычаями в космической отрасли.

    




[1] Впервые теория описана инженером НАСА Дональдом Кесслером в 1978 году. D. J. Kessler, Burton G. Cour-Palais. Collision Frequency of Artificial Satellites: The Creation of a Debris Belt // Journal of Geophysical Research: journal. — 1978. — Vol. 83. — P. 63


[2] https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/astronauts_rescue.shtml


[3] https://www.unoosa.org/pdf/reports/ac105/AC105_087_and_AC105_087Add1E-lc.pdf


[4] Договор аренды комплекса "Байконур" между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан (от 10 декабря 1994 года с изменениями на 9 ноября 2017 года).


[5] No. A/AC.105/INF.368 of November 22, 1977


[6] A/AC.105/214 and 214/Corr.1 of February 8, 1978; A/AC.105/217 of March 6, 1978 and A/AC.105/236 of December 22, 1978.


[7] IADC Space Debris Mitigation Guidelines (2007). https://www.unoosa.org/documents/pdf/spacelaw/sd/IADC-2002-01-IADC-Space_Debris-Guidelines-Revision1...





Follow us   ТГ.png  vk.png