Книга по признанию и приведению в исполнение иностранных арбитражных решений

26 Августа 2019

В 2018 году исполнилось 60 лет Конвенции Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (далее – Конвенция или Нью-Йоркская конвенция).

Необходимость принятия Конвенции в середине 50-х годов прошлого века была обусловлена, с одной стороны, растущей международной экономической кооперацией и, как следствие, развитием международного арбитража, с другой стороны – фрагментарным и устаревшим международным регулированием механизма признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений, в основе которого лежали Протокол об арбитражных оговорках 1923 года (далее – Женевский протокол) и Конвенция об исполнении иностранных арбитражных решений 1927 года (далее – Женевская конвенция).

В 1951 году на лиссабонском Конгрессе Международной торговой палаты (ICC) была принята резолюция о необходимости создания новой международной системы признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений[1]. В 1953 году ICC опубликовала отчет с критикой действующей на тот момент системы признания и приведения в исполнение арбитражных решений и предложила первый проект Конвенции[2]. Уже в 1954 году началась работа над проектом Конвенции под эгидой Организации Объединенных Наций, в итоге завершившаяся утверждением финального проекта Конвенции на конференции ООН по международному коммерческому арбитражу, проходившей с 20 мая по 10 июня 1958 года в Нью-Йорке.

На сегодняшний день участниками Конвенции являются 159 государств, что делает ее одним из наиболее успешных универсальных международных договоров за всю историю международных отношений. Значимость Конвенции состоит как в новаторской по тем временам правовой модели, позволяющей обеспечить эффективное признание и приведение в исполнение арбитражных решений в странах-участницах, так и в ее унифицирующем эффекте, предопределившем создание единообразных правил на уровне национального законодательства стран – участниц Конвенции.

Другим важным достижением Конвенции явилось то, что она фактически стала одним из инструментов, с помощью которых возможно объективно оценить отношение конкретного правопорядка к арбитражу: чем выше процент признанных и приведенных в исполнение иностранных арбитражных решений, тем проарбитражней рассматриваемый правопорядок.

Более того, международный рейтинг стран мира по уровню условий ведения бизнеса, ежегодно публикуемый Всемирным банком, среди прочего учитывает такие показатели, как исполнимость арбитражных соглашений, арбитрабильность определенных категорий споров, вопросы применения публичного порядка и иные аспекты, так или иначе связанные с применением Конвенции[3]. В этом смысле сложно переоценить роль Конвенции как уникального маркера инвестиционной привлекательности страны.

Безусловно, принятие Конвенции в 1958 году стало важной вехой в эволюции международного коммерческого арбитража. Однако по прошествии 60 лет все чаще поднимается вопрос об обновлении или хотя бы уточнении отдельных положений Конвенции. В частности, обсуждается, что Конвенция могла бы быть дополнена положениями о признании и приведении в исполнение арбитражных соглашений, а также положениями о процессуальном эстоппеле, позволяющими исключить случаи, когда сторона, зная о нарушениях статьи V Конвенции во время арбитражного разбирательства, намеренно придерживает эти аргументы до стадии признания и приведения в исполнение неудовлетворительного для себя арбитражного решения. Далее, часть формулировок Конвенции – прежде всего содержание термина «письменное соглашение» в статье II Конвенции – можно было бы привести в соответствие с современными условиями. Наконец, можно было бы уточнить ряд действующих положений Конвенции, таких как содержание категорий «внутренние решения» в пункте 1 статьи I, «может быть отказано» в пункте 1 статьи V и иные положения, допускающие возможность двоякого толкования Конвенции[4].

Действительно, относительный минимализм Конвенции, нечеткость некоторых формулировок, в некоторой степени моральная устарелость Конвенции, подкрепленные разночтениями в разных языковых версиях[5], а также рудиментарность и ограниченность подготовительных материалов (travaux preparatoires)[6], которые не в полной мере обеспечивают единообразное толкование Конвенции, позволяют государственным судам договаривающихся государств достаточно вольно трактовать некоторые ее положения, подмывая ее унифицирующий фундамент.

В 2008 году в развитие идеи о реформе Конвенции был разработан так называемый Майамский проект[7], в котором было предложено уточнить и дополнить отдельные положения Конвенции на основе сложившейся международной судебной практики и возникших в связи с этим вопросов. Одновременно сформировалась и вторая группа арбитражных специалистов, которые сочли реформу Конвенции нецелесообразной и, провозгласив принцип «не нужно налаживать то, что еще не сломано», выступили за сохранение Конвенции в ее существующем виде[8].

Несмотря на то что данный дискурс имеет фундаментальное значение для развития юриспруденции в данной области, в среднесрочной перспективе, к сожалению, он не способствует решению актуальных проблем, связанных с применением Конвенции на национальном уровне.

Представляется, что одним из путей преодоления указанных проблем могли бы стать межгосударственные усилия по унификации применения Конвенции договаривающимися государствами. К примеру, обсуждение этого вопроса можно было бы провести в рамках Рабочей группы ЮНСИТРАЛ по международному арбитражу. Результатом такой работы могла бы стать подготовка официальных рекомендаций по единообразному толкованию и применению Конвенции без необходимости внесения изменений в текст самой Конвенции. К сожалению, данный вопрос не вошел в перечень перспективных тем, которые попадут в фокус рабочих групп ЮНСИТРАЛ[9] в ближайшее время. Это означает, что на данном этапе можно рассчитывать лишь на самостоятельные усилия по улучшению ситуации с практикой применения Конвенции на национальном и региональном уровне, но не в рамках международной организации.

Принимая это во внимание, в 2017 году Арбитражная Ассоциация сформировала группу в составе 75 российских и иностранных юристов, которая начала работу над исследованием по вопросу оспаривания, признания и приведения в исполнение арбитражных решений в России, странах ближнего и дальнего зарубежья. Настоящее издание явилось результатом работы этого большого коллектива авторов.

Значительная часть книги содержит научно-практический комментарий к Конвенции и российскому процессуальному законодательству в части отмены российских арбитражных решений и признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в России.

Важной частью исследования стал всеобъемлющий статистический анализ судебных актов российских арбитражных судов за период с 2008 по 2017 годы. В рамках статистического исследования было проанализировано 472 заявления о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений арбитражными судами различных инстанций за предшествующие десять лет. Рабочая группа осуществляла анализ дел с помощью электронных баз данных российских судебных решений. Необходимо отметить, что существование в России открытых электронных баз данных, содержащих актуальные судебные акты, является значимым достижением российской судебной системы, без которого статистическое исследование было бы невозможным. Результаты исследования позволили сделать интересные практические выводы и вынести предложения по усовершенствованию правоприменения в России, которые также легли в основу настоящей книги.

Помимо этого, результаты исследования российской судебной практики потенциально позволяют российским компаниям добиваться более благоприятных коммерческих условий во внешнеторговых контрактах, а следовательно, экономить. Суть состоит в том, что на этапе согласования условий контрактов вопросы исполнимости обязательств и взыскания убытков за нарушения обязательств всегда учитываются среди других внешнеторговых рисков – чем выше риски для одной стороны, тем менее благоприятны контрактные условия для другой стороны. Например, осмотрительный иностранный поставщик в договоре поставки товаров для российской бюджетной организации будет настаивать на условиях полной предоплаты товара, принимая во внимание неоднозначность вопроса исполнения в России арбитражных решений, затрагивающих расходование бюджетных средств. Напротив, если бы риск неисполнения таких решений был минимальным, то российская бюджетная организация вполне могла бы рассчитывать на более благоприятные условия оплаты по договору (рассрочка, постоплата и т.д). Исследование наглядно продемонстрировало отдельные проблемные места в применении Конвенции в России, что позволяет сторонам оценить и минимизировать риски во внешнеэкономических сделках. Одновременно исследование показало, что процент признанных иностранных арбитражных решений в России достаточно высок, что объективно снижает риски иностранных контрагентов, связанные с неисполнением договорных обязательств российской стороной. В этом смысле исследование Арбитражной Ассоциации имеет очевидный положительный экономический эффект для российского бизнеса. Остается лишь рассчитывать на то, что процент признанных иностранных арбитражных решений в России останется на столь же высоком уровне, каким он был в предшествующие годы.

Одной из особенностей данной книги является раздел, посвященный анализу законодательства и судебной практики стран бывшего СССР по вопросу оспаривания, признания и приведения в исполнение арбитражных решений. Благодаря усилиям ведущих юристов из этих стран в книге представлены основные подходы, тенденции, проблемы, а также пути их преодоления.

В книге также представлен детальный анализ законодательства и практики по вопросу оспаривания арбитражных решений в наиболее популярных для российских споров юрисдикциях – Австрии, Англии, Германии, САР Гонконг, Китайской Народной Республике, Франции, Швейцарии и Швеции.

В рамках подготовки данной книги коллектив авторов поставил перед собой поистине амбициозную задачу – не только проанализировать сложившуюся практику применения Конвенции, но и предложить практические шаги для того, чтобы поднять стандарты применения Конвенции в России до лучших мировых образцов. Практические усилия в этом направлении являются одним из примеров последовательной реализации уставных целей Арбитражной Ассоциации, направленных на создание предсказуемой, стабильной и современной арбитражной среды, способствующей количественному и качественному увеличению третейских дел в России, а также становлению России как востребованной арбитражной юрисдикции. В конечном счете создание привлекательной юрисдикции для международного арбитража – это систематический, беспрерывный созидательный процесс, который отчасти можно сравнить с выращиванием идеального английского газона: регулярно стричь и поливать, снова стричь и поливать – и через много лет получится идеальный газон.

В заключение хотелось бы выразить благодарность всему коллективу авторов за их титанические усилия в подготовке настоящего издания и за их каждодневный вклад в развитие арбитража в России и за рубежом.

Описание издания

Книга подготовлена коллективом ведущих российских и иностранных практикующих специалистов в области международного арбитража.

В книге рассматриваются вопросы признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в России и странах бывшего СССР, а также вопросы оспаривания российскими судами арбитражных решений, вынесенных на территории Российской Федерации, и оспаривание арбитражных решений, вынесенных на территории Австрии, Англии, Германии, САР Гонконг, Китайской Народной Республики, Франции, Швейцарии и Швеции судами соответствующих государств.

Книга предназначена для студентов, аспирантов, исследователей, преподавателей высших учебных заведений, практикующих юристов, арбитров, судей и других специалистов.

УДК 341.61/.64

ББК 67.910.821-36